Опыт врачебного саморегулирования и самоуправления за рубежом

Юрий Комаров

Член Исполкома Всероссийского Пироговского движения врачей, руководитель отдела организации и управления здравоохранения ФГУП "ВНИИ железнодорожной гигиены", член комитета ВОК по качеству медицинской помощи, действительный член WONCA и ISQua, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель РФ

Опыт врачебного саморегулирования и самоуправления за рубежом

В последнее время в рамках Комиссии по здравоохранению Общественной палаты РФ обсуждается вопрос о создании в России медицинской палаты. Вначале дискуссия велась о том, нужна ли вообще медицинская палата, поскольку в стране имеется целый ряд успешно функционирующих профессиональных обществ (стоматологов, педиатров, кардиологов, хирургов, пульмонологов, врачей общей практики и других специалистов), а также ряд таких объединений, как Российская медицинская ассоциация, Российское медицинское общество, ассоциация медицинских сестер и другие общественные медицинские организации. После того, как было установлено, что медицинская палата нужна, дискуссия развернулась вокруг ее названия, членства, функций и структуры, устава. В процессе обсуждений были высказаны достаточно разумные предложения, одно из которых сводилось к использованию многолетнего международного опыта в создании Российской медицинской палаты. Вот почему редакция обратилась к Ю.М.Комарову с просьбой представить этот опыт.

В рамках участия в работе Российской медицинской ассоциации и после этого мне довелось на протяжении ряда лет детально изучить опыт врачебного самоуправления профессиональной медицинской деятельностью как по материалам различных медицинских объединений, так и при непосредственном участии в съездах Норвежской и Американской медицинских ассоциаций, на нескольких съездах Немецкой врачебной палаты, неоднократно на форумах Европейских медицинских ассоциаций и ВОЗ, на съездах отдельных профессиональных обществ в разных странах, а также в конференциях по обсуждению и выдаче рекомендаций для медицинских ассоциаций по вопросам профессиональных и медицинских стандартов, лицензирования врачей, аккредитации больниц и т.д. в Чикаго, Барселоне и других местах. Представляется, что значительный опыт в этой сфере деятельности, накопленный в ряде стран, может быть полезным и для нашей страны, особенно в связи с разрозненностью и недостаточной активностью существующих в России отдельных медицинских объединений и необходимостью их объединений и консолидации усилий, либо для создания нового независимого объединения в виде медицинской палаты. Перед изложением основного текста статьи хотелось бы сделать несколько оговорок.

Во-первых, несмотря на то, что я располагаю информацией по каждому медицинскому объединению, входящему в состав Всемирной медицинской ассоциации, в рамках данной статьи мы более подробно остановимся лишь на некоторых из них.

Во-вторых, в статье не будут содержаться рекомендации о том, какие функции или какие структуры было бы целесообразно использовать у нас, поскольку созданная рабочая группа (рук.- проф. Рошаль Л.М.) ведет работу в этом направлении. Итак, только факты без оценок и рекомендаций.

Осознание необходимости участия общественности в решении целого ряда вопросов здравоохранения привело к возникновению в начале 19 столетия в Европе медицинских объединений, первоначально в виде научных медицинских обществ. Основными задачами на первом этапе своего становления эти общества считали необходимость развития медицинского искусства и науки. И это было оправданным, т.к. медицина во все времена представляет собой триаду - медицина как наука, медицина как искусство и медицина как ремесло.

Затем в рамках существующих обществ сфера их деятельности постепенно расширялась и постепенно распространилась на врачебное регулирование и удовлетворение нужд врачей. С этого момента врачебные сообщества приобрели корпоративный характер, а расширенные общества стали именоваться врачебными ассоциациями. В Австрии медицинская палата создана в 1891 г. с обязательным членством,